Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:30 

ФФ "Больше, чем просто кости"

lt.Day
I prepared Explosive Runes this morning © V
НАЗВАНИЕ: Больше, чем просто кости
автор: lt.Day
ФЕНДОМ: Valdis Story: Abyssal City
ЖАНР: юмор, экшн
РЕЙТИНГ: 16+
ПЕРСОНАЖИ: принадлежат EndlessFluff Games
СТАТУС: закончено
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: кровь, кишки, раздраконило, мат
ОТ АВТОРА: про то, как Гильда тырила драконьи кости


Действующие лица

Союзники Рейны, Новой Богини Смерти

Гильда Ире – полудемон–полудракон, будущая Королева Драконов
Владин – беглый объект экспериментов ангелов, обладатель демонической руки
Ринн Сперас – демон, бывший генерал Проклятого Легиона
Волтер – демон-маг, трус

Силы Миргято, Богини Тьмы

Джолин Мечеведьма – полудемон-получеловек, генерал Проклятого Легиона
Глот – демон, верховный коммандер Проклятого легиона
Севендик – демон, коммандер Проклятого Легиона
Коримсон – демон, банкир, глава местного отделения Банка Порочности
Мерек – демон, исполняющий обязанности губернатора Гематомб-Сити

1/Welcome to Gematomb-City

Шпиль Ужаса был первым, что бросалось в глаза при взгляде на Гематомб-сити. Вокруг тянущейся вверх каменной конструкции, подпираемой железными сваями, были развешаны останки гигантских монстров, огнедышащих чудовищ и крылатых змиев, которые когда-то сражались вместе с Валдис против старых богов. Затем, когда Валдис отошла от дел, драконы присягнули на верность одной из её дочерей – Тёмной Леди Миргято – и с тех пор служили ей.
Гильда знала, какой была награда за эту службу. Быть может останки её деда – последнего чистокровного дракона, – красовались среди костей других крылатых созданий, не оправдавших ожиданий богини демонов.
Однако Шпиль был не единственной достопримечательностью Гематомб-Сити. Когда-то здесь было гнездовье древних драконов, которые собирали сокровища и драгоценности и воевали между собой за них. Поэтому помимо обычных залежей железной руды, в земле было полно расплавленных металлов. Сотни рабов со всей Империи Демонов свозились сюда для проведения раскопок и построения шахт. И если вдруг они выкапывали скелет дракона, павшего жертвой такой вот древней междоусобицы, он занимал своё место на Шпиле Ужаса, становясь частью напоминания о том, что Тёмную Леди не стоит разочаровывать каким-нибудь там восстанием рабов. На Шпиле вполне найдётся место и для твоего скелета, даже если ты не дракон.
– Барьер тишины установлен, коммандер – промяукал Волтер, прислонив свой посох к столешнице. Гильда отвернулась от окна, вновь вернув своё внимание к присутствующим. Со стороны они выглядели как очередная группа путешественников, ошивающаяся по фронтиру Империи Демонов, поэтому они не привлекали к себе много внимания. Рога, хвосты, костяные маски, балахоны – с первого взгляда можно было понять, что перед тобой компания бродячих демонов, которые застряли в пограничной деревне. Кто тут и вызывал подозрение так это светловолосые и голубоглазые индивиды, в которых сразу видели лазутчиков Агалат и линчевали на месте. Тех же, кто не умирал, ожидала более страшная участь – их сдавали сборщикам, которые отвозили новоиспечённых рабов к шахтам. Поэтому жители деревни не очень расстраивались, если очередная банда устраивала беспорядки – сборщикам было абсолютно всё равно кого им забирать, а приезжих жители деревни сдавали в первую очередь.
Но безопасность была прежде всего, особенно если вы путешествии в компании мстительных дезертиров, трусов и подопытных ангельских экспериментов.
– Надеюсь, никто больше не хочет добавки эля, поскольку разговор будет долгий, а официантка нас не услышит, – сказала Гильда, и блеск её оскаленных клыков был виден даже в тени накинутого на голову капюшона.
– Признайся, ты специально это сделала, – пробормотал Владин, недовольно глядя в свою пустую кружку, но в ответ Гильда лишь махнула рукой.
– Вини во всём Волтера. Я всегда так делаю.
Последний пару раз кивнул, подтверждая сказанное, затем опомнился и обиженно посмотрел на Гильду. Та улыбнулась ему милой и ещё более широкой улыбкой. Настолько милой, что Волтер упер свой взгляд в столешницу, а плечи совсем поникли. Владин его прекрасно понимал. Уже не в первый раз он задумался, когда это клыки Гильды успели так удлиниться.
– Если вы закончили пугать Волтера, коммандер, я предлагаю вернуться к предыдущей теме. А именно – что мы тут делаем? – раздражённо произнесла Ринн Сперас, толкнув свою кружку с элем так, что она проскользила по столешнице и остановилась рядом с Владином. – Никогда не понимала, как вы можете пить эту дрянь?
Насколько Владин знал Гильду, то он бы поставил все свои деньги на то, что она сейчас картинно закатит глаза и усмехнётся. Но этого не произошло.
Вместо этого она подпёрла правой рукой голову и украдкой помассировала висок.
– Мне нужны эти драконьи кости, – просто сказала Гильда, глядя куда-то за пределы стола. Любой кто видел её взгляд, понял бы что демоница смотрела на то, что было видимо только ей. – И мне абсолютно плевать как я их получу. Но на что мне не плевать, это как много сопутствующего ущерба я смогу при этом нанести Миргято и её ручным гиенам.
– Скелеты? – переспросил Волтер. – Да вы видели, сколько их там, коммандер? Их придётся неделю демонтировать, не говоря уже о том, что стоит нам ступить в город – на нас накинутся все солдаты местного гарнизона! А их – между прочим – много!
Маг словил сердитые взгляды всех троих собеседников и всплеснул руками.
– Ладно, хорошо, я заткнулся. Будет что спросить по делу – не стесняйтесь, я никуда не ухожу. Разве что в себя.
Он нахохлился, сложил руки на груди и отвернулся.
– Кхм, – кашлянула Сперас, – как это ни странно, за вычетом паники, в словах Волтера есть здравое зерно. Как вы собираетесь это провернуть, коммандер?
– Стратегией «разделяй и властвуй», – усмехнулась Гильда. – Нужно привлечь внимание гарнизона к другой части города, и самим незаметно проникнуть к Шпилю. Плюс, можно внести разлад в слаженность действий высших чинов города, так что если нас и заметят, то они, прежде всего, будут пытаться извлечь из этого выгоду, а не остановить нас.
– Это не «как это сделать», – резонно заметил Владин. – Это – «что нужно сделать». Как – это совершенно другой вопрос.
– О, ну тогда умник, вот тебе информация к размышлению. Последняя новость – в Гематомб-Сити с инспекцией приезжает некто Джолин, чтобы подстегнуть выработку железной руды, так необходимой армии Миргято.
Фраза возымела эффект разорвавшегося файербола. Владин поперхнулся элем, Сперас словно проглотив железный прут, резко села прямо, а дующийся Волтер медленно повернул голову к Гильде.
– Джолин? Джолин Мечеведьма? Сумасшедшая сестрица Вьятта? Да я не хочу находиться с ней на одном континенте, не то чтобы в одном городе!
– Расслабься, трусишка, – упокоила его Гильда. – Если всё обставить правильно она нас даже и не увидит.
Владин откашлялся и поставил кружку на стол.
– Я всё ещё жду насчёт пресловутого «как».
– А чего это ты ничего здравого не предложил за всё это время, а? – Гильда сощурилась и её глаза нехорошо блеснули.
– Потому что я не вижу, что из всего этого выгодно мне, – пожал плечами Владин, стойко выдерживая взгляд.
Сперас посмотрела на Гильду, на Владина. Затем протянула руку, и, забрав свою кружку у книжника, задумчиво отхлебнула из неё.
– О, хочешь поговорить? – практически прошипела Гильда, резко вставая из-за стола. – Так пошли, поговорим.
– К-коммандер, барьер! – попытался было предупредить её Волтер, но Гильду уже было не остановить. С едва слышимым шлепком она прорвала невидимую плёнку барьера и на них хлынули звуки таверны, в которой они находились. Гильда в темпе марша направились к барной стойке, Владин покорно проследовал за ней.
– Вы сдаёте комнаты? – мрачно спросила демоница у женщины за стойкой. Та утвердительно кивнула. – Замечательно.
Гильда бросила на стол пару медяков на стойку.
– Минут на двадцать, может на полчаса. Даже если услышите его крики, – она головой указала на Владина, – никому не подниматься и не мешать, пока я оттуда не выйду.
Хоть Владин и хорошо собой владел, по его лицу можно было понять, что если кто-нибудь услышит его крики, то ему необходимо будет оповестить деревенских дружинников, гарнизон Гематомб-Сити, отменного лекаря и – на всякий случай – нотариуса.
– Это не к добру, – протянула Сперас, в то время как Волтер воспользовался случаем и подозвал официантку, чтобы заказать себе эля со скромной добавкой лекарственной валерьяны.

2/The Talk

С хорошо скрываемой неохотой Владин вошёл в комнату, но всё же вздрогнул, когда Гильда захлопнула за ним дверь с такой силой, что та чуть не слетела с петель.
– Что это, Бездна тебя побери, было, а? – прорычала демоница, прожигая его взглядом.
Владин пожал плечами, скрывая удивление. Он ещё никогда не видел Гильду в таком состоянии.
– Я пытался вести себя логично, – ответил он. – И понять, зачем тебе всё это.
– Зачем? ЗАЧЕМ?! Я пытаюсь мыслить масштабно! Я могла бы тупо вломиться туда, забрать все, что мне нужно, и через неделю в Гематомбе было бы всё по-прежнему. Но нет, мне зачем-то понадобилось мутить воду в Империи Миргято, сорвать рудодобычу, дать ей новую цель, отвлечь от Вьятта и Рейны, и попробовать помочь тебе с деньгами на эту долбанную экспедицию.
– Оу, – Владин помолчал. – Приятно знать, что я не был простым приложением к Волтеру.
Когда Гильда прислала Вьятту письмо касательного того, чтобы он одолжил ей услуги демона-мага, который был по гроб жизни обязан новому слуге Богини Смерти, Владин вызвался сопроводить его сюда, чтобы удостовериться, что он доберётся до Гильды в целости и сохранности. Волтер слишком много знал, и попади он в цепкие когти демонов-дознавателей – сладко бы не пришлось никому из их компании.
– Я не знала, что ты прибудешь с ним, – Гильда всё ещё тяжело дышала, но уже начала приходить в себя. – Но если ты здесь, то можешь хоть притвориться что тебе не всё равно, и что ты приехал сюда не потому, что Рейна прислала тебя шпионить за мной.
– Вовсе нет. Всё не так. Просто… – Владин вздохнул. – Чушь какая-то. Рейна стала Богиней, Вьятт – её Правой Рукой. Чёрт, ты собираешься возрождать свой народ, даже если это будет стоить тебе жизни. А я? Должен скитаться по пустыне в поисках библиотеки? Серьёзно? Я знаю, что этот Орден очень важен, иначе бы Валдис меня бы туда не послала, но сколько я будут этим заниматься? Год? Два, пять, десять? Я приехал сюда, чтобы проститься с тобой перед отбытием, но чтобы увидеть тебя вновь, я должен действовать разумно. Рационально. А ведь я даже Болверка обнял, когда уезжал, и до сих пор не могу оттереть слюни панды со своего камзола. Видно они сроднились с ним на духовном уровне…
Он замолчал, и присел на кровать. Деформированная пульсирующая фиолетовым светом демоническая рука коснулась подушки.
– Я бы поехала с тобой, – горько сказала Гильда, садясь рядом. – Не ради твоего шарма и обаяния, конечно, но ради знаний. И чтобы отвлечься от того, что мне придётся делать. Но я должна. Половина моих сородичей в услужении у Миргято, другая же… ну ты видел Аксен. Мне придётся заниматься тем, что в Землях Тьмы делают на Ассассинских Аренах. Мне нужно будет заниматься выбраковкой. И что смешно – меня это уже даже не пугает. Я сорву эти кости с долбаного Шпиля и покажу Миргято что никто не может делать пример из моего народа. Но на мне лежит ответственность за всех. Один неверный шаг и кости будет единственным, что будет меня окружать.
– Поэтому ты убила Азудора? Чтобы он не был оппозицией тебе, когда ты будешь собирать под свои знамёна полукровок?
Гильда посмотрела на него взглядом, в котором не было ни тени эмоций.
– Зузу не был драконом. Если бы он был драконом – я бы его не убила.
Некоторое время они просто молчали. Наконец, Владин решился и, протянув свою нормальную руку, несильно сжал обнажённое предплечье Гильды. Вздрогнул. Отпустил и посмотрел на окровавленную ладонь.
– Новая чешуя?
– Ага, – оскалилась Гильда. – В последнее время её становиться всё больше и больше. Я теперь роза с шипами в самых неожиданных местах.
Владин смерил её глазами.
– Самое смешное, что я хочу и одновременно не хочу знать в каких именно местах. Но прежде чем проверять…
Он резко вскочил с кровати, схватив демонической рукой подушку, и рванул к стене, туда, где свет едва заметно преломлялся как-то не так. Гильда же прыгнула к шкафу, пронзая моровыми когтями его насквозь через дверь. Раздался короткий вскрик, за которым послышался приглушённый выстрел пистолета – Владин прижал к стене подушку и спустил курок, продырявив голову укрывшегося в невидимости ассассина. Открыв дверь шкафа, Гильда обнаружила ещё одного со вспоротым горлом.
– Бьюсь об заклад – теперь они знают, что мы здесь.
– Ничего страшного, – Владин вытер окровавленную ладонь о подушку. – Нам это только на руку. К тому же, – он уверено улыбнулся, – кажется, у меня есть план.
– Ну, хоть какая-то польза от тебя, – оскалилась Гильда, помогая Владину запихивать второго ассассина в шкаф.

3/No time to gloat

Верховный коммандер Глот ненавидел Гематомб-Сити. Помимо возвышающегося надо всеми Шпилем Ужаса, который, казалось, норовил вот-вот обрушиться тебе на голову, словно меч судьбы, здесь было достаточно других мест ввергающих в уныние даже самого преданного демона служащего в Проклятом Легионе. Дреад Холл – главная зала Форта Излишеств – имел обширную галерею трофейных голов прежних исполняющих обязанности губернатора, которые не совсем хорошо (по мнению Миргято) справлялись со своей задачей. От Бараков Отчаяния, в которых ютились свозимые со всей Империи рабы, несло так, что самому хотелось вырвать лёгкие через ноздри, только бы не вдыхать в себя этот воздух. Бездонные Шахты Невозвратности бесконечно забирали в утробы рабов, и одной из его обязанностей, было проводить инспекции таких шахт, дабы удостовериться, что проходы и выдолбленные в породе коридоры не завалены трупами.
Но главным источником ненависти Глота был Банк Порочности, который кредитовал всех и вся, и которому Глот должен как никто другой. Это мерзкое здание пузырилось между Шпилем и Фортом, словно гнойный нарыв, наживаясь на всём грязном и низменном, что только могло происходить в этом городе.
Отчасти поэтому он и решил ответить на анонимное приглашение, которое ему доставили с утренней почтой.
«Приходи на рассвете на северо-восточный сторожевой пост с любым количеством солдат, если хочешь избавиться от своего долга».
Определённо это была ловушка. Северо-восточный пост был самой слабой точкой в сети детекторов магии, которые покрывали весь город. Много солдат он взять с собой всё равно не мог. К несчастью, учитывая размер долга Глота, ему уже было нечего терять. Поэтому он, под видом внезапной инспекции сторожевых постов в компании двенадцати ассассинов и демон-огра, направился к нужному посту.
Пост встретил их зловещей тишиной, причиной которой были тела занимавших его солдат, разбросанные по всей округе. В центре стояли две фигуры в балахонах, с натянутыми на головы капюшонами.
– Именем Тёмной Леди, назовитесь, – мрачно и устало произнёс Глот, жестом приказывая своей свите окружить пару. – Иначе будете уничтожены на месте.
– Мир тебе, верховный коммандер, – один из неизвестных стянул с головы капюшон, и перед Глотом предстал небритый мужчина с тёмно-фиолетовыми волосами, у которого на лице красовалась уверенная ухмылка. – Это я пригласил тебя сюда, чтобы предложить помощь в твоей проблеме.
Глот покачал головой. Если они думали, что могут вот так вытянуть из него признание, то они сильно ошибались.
– О какой проблеме вы говорите? – спросил он, сложив руки на груди.
– Эх, Глот, – раздался знакомый голос, от которого у коммандера кожа покрылась мурашками, – пока ты служил под моим командованием, ты и недели не мог протянуть без выпивки и дешёвых шлюх, так что я более чем уверена, что та часть казны, которая доверена тебе – пуста чуть более чем полностью.
Вторая фигура стянула капюшон с головы, и Глоту пришлось приложить значительные усилия, чтобы не попятиться назад.
– Г-генерал Сперас?!
– Бывший генерал Сперас, – поправила его демоница. – Значит так, Глот. Сейчас ты поведёшь нас в Банк Порочности, где подтвердят мою личность и в счёт вознаграждения спишут тебе твой долг. Будь хорошим мальчиком и делай, что тебе говорят.
В горле верховного коммандера встал ком, который не давал ему произнести и слова. Генерал Проклятого Легиона Ринн Сперас дезертировала после того, как Миргято использовала её полк в качестве приманки в позиционной войне, чтобы выманить силы Ангелов из траншей. Глоту повезло перевестись из этого полка в Гематомб-Сити как раз перед этой бойней, но крутой нрав генерала он запомнил на всю жизнь, как и её хитрый и расчётливый ум. Затем он вспомнил о слухах, в которых говорилось о том, что Сперас видели вместе с выкормышом мятежного генерала Кадерина, а значит, она была не просто дезертиром. Она выступала против самой Тёмной Леди!
– К-как я вас туда отведу, мэм… – хрипло произнёс он. – Нельзя же просто…
– Эй, меня же поймали, так? – Сперас продемонстрировала руки, закованные в ржавые кандалы. – И не забудь моего спутника, – она указала головой на улыбчивого мужчину. – Он всё-таки поймал меня, ему причитается как минимум 5% от награды.
Дезертир, живой, да к тому же наверняка обладающий информацией о мятежных силах, во главе которых стоял Вьятт Гобниу. Да что там долг, прибывшая этим вечером в город генерал Джолин будет счастлива такому подарку судьбы.
Но Глот бы не дослужился до верховного коммандера, если бы верил в чудеса и удачу. Он всегда чуял ловушку, даже если она была расставлена не на него.
– Я не знаю, что вы задумали, мэм, но вам меня не обдурить. К тому же с утра генерал Джолин собирает всех командиров и высших чиновников города для штатной головомойки. Если меня там не будет, вся ваша затея может пойти крахом, не говоря уже о том, что Джолин меня четвертует. Как минимум.
Сперас вздохнула.
– Глот, если ты откажешься, мы просто убьём вас всех, и будем искать более сговорчивого коммандера. Но если ты согласишься, то ты можешь внезапно оказаться самым старшим офицером в городе. Мы позаботимся о твоём долге. О своей шкуре тебе придётся позаботиться самому.
Ком в горле всё-таки проскользнул по пищеводу. Генерал как всегда была права. Возможно, он затягивал петлю на своей шее, но как уже было сказано – выбора у Глота как такового не было.
Поэтому коммандер прочистил горло и обречённо произнёс:
– Отряд – эскортное построение. Мы идём за нашей наградой.
Солдаты беспрекословно выполнили приказ. Возможно, они были не самыми светлыми головами в его подчинении, но жить им определённо хотелось.
Глот их прекрасно понимал.

4/Two sides of the plan

Телега с рабами преодолела ворота сторожевого поста, и медленно поползла в сторону распределительного центра. Избитые и усталые существа, у которых даже не оставалось сил на побег, покорно лежали внутри. Сейчас для них главное было отдохнуть и попытаться пережить несколько следующих часов. В распределительном центре с ними решат – как быть дальше. Самых слабых отправят сразу в забой, тех же, кто выглядел хоть сколько-нибудь обещающе – разместят по баракам.
Поэтому экономии сил сейчас был отдан приоритет.
И именно поэтому один из сборщиков шел пешком рядом с телегой и тыкал посохом в каждого, кто пытался забыться сном.
– Не спать, ребята, – звучал заунывно-мяукающий голос. – Либо мы все отправляемся к шахтам, либо не отправляемся никуда.
– Полегче с ними, – сказал второй сборщик, который сидел на телеге и следил за тем, чтобы тянущая телегу тощая лошадь не издохла раньше времени. – А то разбудишь тех, кому из них действительно нужно спать.
И правда, среди будущих рабов было два исключения. Они выглядели здоровее остальных и недвижимо лежали не в бредовом забытье, а потому что Волтер с Гильдой вырубили их, взяли их одежду и бросили в телегу.
– Серьёзно, Волтер, ты начинаешь меня беспокоить. Такое ощущение, что это тебе на самом деле нравится, – Гильда натянула поводья, останавливаясь на развилке, чтобы понять, в какую сторону им ехать.
– Согласно моим наблюдениям, коммандер, большинство сборщиков – тихушные социопаты, которым только дай почувствовать себя выше других. Так что я пытаюсь вжиться в роль. К тому же, – Волтер посильнее натянул свой капюшон, опасаясь выдать себя блеском стилизованной под кошачью мордочку костяной маски, – когда начнётся заварушка, последнее что нужно бедолагам – это беспамятный сон. Нам направо.
– Да, точно, – Гильда хлестнула поводьями, вынуждая лошадь следовать дальше. – Дежурная проверка плана номер три.
– Мы следуем к распределительному центру, ждём сортировки бедолаг, потом вы везёте их к шахтам для получения платы, а я тем временем смешиваюсь с толпой, нахожу пилон головного детектора магии, и вывожу его из строя.
– Экстренный план на случай непредвиденных неприятностей?
– Ухожу в невидимость и живу в ней до скончания своих дней?
– План, который не подразумевает, что я затем найду тебя, а потом пинками загоню обратно в Ситейл.
– Но он же затоплен!
– Именно.
Волтер гулко сглотнул.
– Использую магический камень-ключ из Ситейла, и пытаюсь распределить энергию пилона между вашим камнем и камнем Владина.
– Правильный ответ, – кивнула Гильда. – И ещё, Волтер. Если мы таки нарвёмся на Джолин, ты должен быть как можно дальше от неё. Если всё пойдёт не так не так, я хочу, чтобы Вьятт с Рейной узнали об этом.
– Не беспокойтесь, коммандер, – серьёзным голосом произнёс маг-демон. – Мы все выберемся отсюда. Чего бы нам это не стоило.
Джолин или нет, Мечеведьма или нет, но Волтеру меньше всего хотелось объяснять Правой Руке Смерти, почему он оставил Гильду, Владина и Сперас умирать в каком-то заштатном шахтёрском городке.

***

– Все пошло не совсем так, как я рассчитывал.
На глазах у удивлённого Владина мрачную и скучающую Сперас сперва раздели до белья и принялись обмеривать рост, объём черепа, длину рогов и хвоста. Как минимум три служащих банка смотрели то на демоницу, то на плакат с её изображением с надписью «Разыскивается». За руки Сперас держали два демон-огра в банкирских ливреях, наверное, для того, чтобы она не заснула и не сползла на пол.
– А ты чего ожидал? – удручённо произнёс Глот. – Им нужно сперва удостовериться в подлинности личности генерала, прежде чем выдавать награду. И даже если удостоверятся – решение должен принимать глава местного отделения. А «Его Порочность» так рано не встаёт.
– В твоём голосе как-то не хватает энтузиазма, – заметил Владин.
– А чего мне ожидать? Я пропустил показательную головомойку генерала Джолин, и теперь мне оторвут яйца, засунут их в рот и заставят петь гимн Империи Демонов.
– У вас есть гимн?
– Чувак, даже не начинай.
Хотя если на чистоту, не только перспектива экзекуции была источником скверного настроения верховного коммандера. Общение с банкиром приводило его в состояние иступлённой ярости, после которой он с неделю мучился изжогой. Дело было вовсе не в том, что он был бессилен что-либо сделать со своей ситуацией, но также и в том, что банкир Коримсон прекрасно это знал, и лил на духовные раны Глота словесную кислоту в таких количествах, что в реальности превратила бы всю территорию Гематомб-Сити в приличной глубины котлован.
– Ах, верховный коммандер, какая честь!
В комнату вошёл демон в алой мантии, в сопровождении двух охранников банка. Как и прежде Коримсон выглядел слащаво-устрашающе – под мантией виднелся наряд из чёрной кожи, за спиной высились рукояти парных клинков, а тонкие седые полосы, волной лились по его плечам. Он был больше похож на садиста из столичных пыточных камер, чем на банкира. Впрочем, здраво рассудил Глот, различий в этих двух профессиях было не так уж и много.
– Мастер Коримсон, – Глот отвесил едва заметный поклон. – Спасибо, что уделили нам время в столь ранний час. Мне хотелось лично довести до вас приятную новость – во время патруля мы поймали дезертира, который представляет чрезвычайную ценность для Тёмной Леди, поэтому я решил…
– Глот. Глот, – Коримсон покачал головой. – Можешь не продолжать. Ты надеешься, что сумма награды за эту фальшивку сможет погасить твой долг перед банком, пока я, будучи полным идиотом, отправлю её в столицу к Леди Миргято, чтобы затем эта сука со сломанным рогом медленно поджарила на костре и сожрала мою душу.
Банкир сочувствующе улыбнулся.
– Но, Мастер… – Глот опешил не только от такого категоричного отказа, сколько от осознания в какой глубокой заднице он оказался. Одно дело пропустить выволчку от психопатичного генерала, и совсем другое – быть обвинённым в попытке обмануть доверие самой Миргято. – Это ведь правда… этот… человек, который... помог поймать генерала Сперас может подтвердить её личность!
– Да мне плевать, – пожал плечами Коримсон. – Вышвырнуть этих идиотов из моего банка, пока я развлекусь с этой бабёнкой.
Глот бы, наверное, так и остался стоять как вкопанный и из банка его бы пришлось выносить на руках, если бы не деликатное покашливание его темноволосого спутника.
– Простите, каковы шансы, что я получу свои 5% от вознаграждения? – спросил Владин таким голосом, будто интересовался ближайшим прогнозом погоды.
– Скорее я срублю твою бошку и буду использовать её в качестве ночного горшка, – фыркнул банкир. – Вон.
– Хорошо, – кивнул Владин. – Тогда план Б.
Обычному человеку, даже ангелу или демону сложно было удержать разряжающийся дробовик одной рукой, но у Владина в этом вопросе было определённое преимущество.
Так что он просто поднял спрятанное под балахоном и терпеливо ждавшее своего часа оружие своей демонической конечностью, и с оглушительным грохотом выстрела снёс Коримсону верхнюю часть черепа.
«Первая хорошая вещь за весь день» подумал Глот, выхватывая офицерскую каму, краем глаза замечая, что Сперас успела оторвать одному огру руку, а второму начала сворачивать шею.
– Предатель! – взвизгнул один из сопровождавших Глота ассассинов, но кама коммандера быстро оборвала этот вскрик.
– Каждый, кто хочет броситься наутёк, и донести коммандеру Севендик о том, какая я задница, то он может это сделать через мой труп, – мрачно произнёс он, обводя своих солдат взглядом, и вытирая лезвие камы о плащ дёргающегося в агонии демона.
Ни у кого из них не хватило духу шевельнуться. Глот перевёл взгляд на Владина и тот задумчиво кивнул.
– С другой стороны, каждый, кто хочет сообщить о том, что Мастер Коримсон был низложен и нам необходима помощь в описи его преступно нажитого имущества, будет отпущен с надлежащим приказом.
– Вот на это я рассчитывал, – улыбнулся Владин, деловито перезаряжая дробовик.

5/Jolin the Bladewitch

Получив по две медные монеты за каждого раба в телеге, и высадив Волтера, Гильда направилась к шахтам. Очень скоро ей стали заметны признаки того, что план Владина вступил в действие. Передвижения охранников стали более хаотичными и нервными, они подолгу задерживались подвое, словно обсуждая что-то. Должно быть, книжник сумел организовать достаточно большой переполох, чтобы весть о заварушке в городском банке достигла шахт. Это давало ей возможность проскользнуть незамеченной внутрь шахт и оценить масштабы безразличия правящих чинов Гематомб-Сити к погребению мертвых.
– Пить… – донёсся слабеющий голос из телеги. – Пожалуйста… пить…
С уходом Волтера некому было тыкать в теперь уже невольных шахтёров посохом, и они пришли в себя. И увидев, что главного истязателя рядом нет – немного осмелели.
– Не волнуйтесь, как приедем, у вас будет достаточно воды, – задумчиво пробормотала Гильда. – Я думаю.
– Не верьте ей, – раздался хриплый голос, в котором отчётливо слышалась ненависть. – Это дьявольское отродье везёт нас на погибель. Она, как и демоны вокруг – насквозь лжива, грязна и продаж-
Гильда подавила зарождающееся в горле рычание, и украдкой потёрла пальцами висок. Шаблонные монологи ангельских фанатиков наскучили ей ещё в Ситейле. Поэтому она сняла с пояса флягу с водой и на звук проповеди кинула её за спину. Но сказать по правде, она не могла сказать, что доставило ей большее удовольствие – шипение фанатика или тихое «спасибо».
Разобраться она так и не сумела, поскольку ей внезапно стала известна одна деталь, которую ни она, ни Владин не смогли учесть, когда продумали свой план.
Генерал Джолин решила провести совещание прямо перед входом в шахты Невозвратности.

***

– Если вы не можете понять, почему я собрала вас здесь, вы либо настолько глупы, что не можете оценить всю метафоричность этого места, либо вы попросту понятия не имеете, чем занимаетесь. Или, судя по вашим брюхам – должны заниматься.
Джолин расхаживала взад-вперёд перед пятёркой высокопоставленных демонов, которые помимо того, что внимали каждому её слову, занимались тем, что активно потели. И это даже с учётом того, что утром обычно было не так жарко.
– Говоря прямым языком – шахты представляют собой нужник, который засран так, что дерьму скоро некуда будет деваться, и оно вот-вот хлынет обратно, – Джолин остановилась и оглядела слушателей. – Шахты Невозвратности? Тот, кто их так назвал, совсем не брал вас в расчёт, ребята.
Шаг её был пружинист, речь – плавной и спокойной, даже когда она состояла целиком из непотребств. Несмотря на то, что она была недовольна увиденным, на её лице играла расслабленная улыбка. Мешки и круги под глазами говорили о недостатке сна, а нездоровая даже для полукровки бледность кожи – явно указывала на скверное состояние здоровья.
Поэтому, даже не зная о её репутации, с первого взгляда можно было понять, что у этой девицы не всё в порядке с головой.
– И это далеко ещё не всё. Проезжая по городу, я заметила как минимум пять слабых мест в сети детекторов магии, шлюх на улице больше чем патрульных, а с рабами вы обращаетесь так словно они – расходный материал…
Джолин замолчала, поняв, что только что сказала.
– …словно они ВАШ расходный материал, – поправилась она. – Вы тратите ресурсы Тёмной Леди, считая, что вправе ими распоряжаться, как вам вздумается. Вы экономите на их еде, а сами жрёте в три брюха…
Она снова остановилась, но уже затем, чтобы сделать несколько глубоких вдохов и выдохов. Стоявшие на вытяжку демоны переглянулись и синхронно сделали полшага назад, подальше от закипающего генерала.
– … и у вас не даже не хватило ума попытаться очистить вход в шахты от трупов до моего приезда. Да насколько тупыми нужно быть! Как я должна реагировать на проявление подобного неуважения…
– Верховный коммандер Глот был ответственен за сегодняшнюю… – начал было тучный демон с большим количеством регалий на камзоле, но его фраза закончилась бульканьем. Демоническая перчатка Джолин с едва слышимым чавканьем вошла в его грудь, разорвав лёгкое и стиснув в цепкой хватке сердце.
– Я ещё не закончила, – всё тем же будничным тоном произнесла Джолин. – А что до этого коммандера Глота, я так понимаю, его здесь нет. Ты-то вообще кто такой?
Поскольку спрашиваемый демон только и мог, что пытаться глотать ртом воздух, за него ответил стоящий рядом и не столь богато украшенный чиновник.
– Эээ… исполняющий обязанности губернатора Мерек?
– Оу.
Джолин напрягла руку и сжала демоническую перчатку в кулак, раздавив сердце бедолаги в мгновение ока.
– Ладно, я всё равно собиралась это сделать, – пожала она плечами, ногой оттолкнув от себя оседающее на землю тело.

***

Учитывая, сколько Гильда проводила по утрам за зеркалом, неприятности она узнавала сразу же, стоило им попасть в её поле зрения. Джолин сейчас виделась ей как бомба с зажжённым фитилём, и до взрыва оставалось всего ничего. Потому Гильда приняла единственное логичное решение для выхода из сложившейся ситуации – едва завидев распекающую демонов Мечеведьму, она остановила телегу, спешилась, и как ни в чём не бывало, пошла в обратном направлении. Зрелище, конечно, обещало быть ещё то, но оно определённо не стоило риска быть увиденной.
К сожалению, ангельский фанатик так не считал.
Неизвестно, осознано ли он копил свои силы всё это время, или же это был его последний акт неповиновения, но его тело внезапно облеклось в бело-синее сияние, и он вихрем соскочил с телеги, пронёсся мимо Гильды и сорвал с неё балахон. Радоваться этому ему долго не пришлось, поскольку моровые когти прочертили на его груди четыре глубоких раны, вырвав те остатки жизни, которые едва теплились в теле ангела. Не успел фанатик коснуться земли, а конечности начали терять плотность. Через мгновение он уже был крошечной шаровой молнией, которая вскоре должна будет вернуться к Агалат.
Но даже если этот персонаж пробыл на сцене всего несколько секунд, последствия от его действий были катастрофичны. Использовав ангельскую магию, фанатик потревожил детектор, который послав сигнал по сети, активировал барьер вокруг шахт, отсекая их от остального города.
Гильда кожей ощущала прикованные к ней взгляды. Но по сути её интересовал лишь один конкретный взгляд, который скользнув по когтям и крыльям, теперь буравил ей спину.
Обернувшись она увидела, как Джолин с рукой на рукояти меча и с расплывающейся психопатичной улыбкой на лице идёт к ней.
– Здрастье, – сказала Гильда.

***

– На самом деле, мне не так уж и много нужно. Всего лишь чуточку уважения и шанс сохранить хоть какое-нибудь достоинство, – бормотал Волтер, продолжая колдовать над головным пилоном. Его единственным собеседником была демонская харлотка-госпожа, которая придушила бы Волтера за его постоянное нытьё, не размозжи он ей посохом череп в самом начале их встречи. Превентивная самооборона всегда была первым пунктом в списке его правил по выживанию. Вторым же было – «не беси тех, кто сильнее тебя».
– Конечно, я могу взломать этот пилончик, но мне нужно время. Неужели коммандер не понимает что…
Внезапно головной пилон мигнул яркой вспышкой, и завибрировал. Волтер недоверчиво на него посмотрел.
– Да нет, это совсем не означает, что у коммандера неприятности. Возможно, кто-то просто…
Дальнейшие размышления прервал дикий и оглушительный вопль «ВОООООООООЛТЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕР!», который эхом разнёсся по близлежащим окрестностям. Очевидно, звук магические барьеры не блокировал.
– Определённо неприятности, – рассудил Волтер и утроил свои усилия.

6/ Tomb of the Gematomb-City

В настоящий момент здание напоминало Глоту потревоженный муравейник, с той лишь разницей, что муравейник был хоть как-то организован. Тут же, спустя пять минут после того, как его солдаты пустились наутёк, вломилась целая толпа народу, которая стала тащить все, что не было привинчено, а то что было – попросту врывалось с корнем.
Изначально Глот планировал использовать эту толпу в качестве прикрытия, чтобы сбежать из здания и ненадолго залечь на дно, пока всё не утрясётся, но людской поток был настолько мощен, что идти против течения не представлялось возможным. Люди, демоны, полукровки, солдаты, рабы, обычные граждане – все они стали силой стихи, пойти против которой означало быть растоптанным в самом буквальном смысле этого слова
Но долго так продолжаться не могло. Да, подданные Миргято не были самыми порядочными существами, но они знали, что такое иерархия и субординация. Поэтому, когда сквозь шум голосов и треска ломаемой мебели стал доноситься металлический лязг доспехов, Глот понял, что бежать смысла уже нет.
– Расступитесь! Ради долбаных сисек Миргято, расступитесь!
Коммандер Проклятого Легиона Севендик прокладывала себе путь через толпу с помощью гвардейцев-демонов, вооружённых короткими мечами и алебардами. По скромным прикидкам Глота, ей пришлось снять всех с охраны Форта Излишеств только для того чтобы войти в здание банка.
Глот попытался отвернуться, но было уже поздно – Севендик разглядела его лицо в толпе и начала расталкивать тех, кто мешал ей до него добраться.
– Глот! Верховный коммандер Глот!
– О, вы здесь, коммандер Севедик!
– Не «окай» мне здесь, – прошипела демоница, оказываясь рядов с них и хватая его когтистой рукой за бронированный наплечник. – Какого хрена здесь происходит? Сперва ты пропускаешь дежурную уборку шахт, затем ко мне прибегает один из твоих солдат и говорит, что ты участвовал в покушении на мастера Кормисона! Теперь это! И где эти двое, которых ты выявил в патруле и не доложил о них в Форт?!
Глот молчал, пытаясь сообразить, на какой из поставленных вопросов нужно ответить в первую очередь, но, по крайней мере, на один из них ответа он дать не мог. Он потерял из виду Сперас и её спутника, когда пытался улизнуть из экзаменационной комнаты, и понятия не имел, где они могут в данный момент находиться.
Но отвечать не пришлось. Все находившиеся в здании услышали нечто напоминающее хрустальный звон, а потом ощутили толчок, который подбросил их сантиметров на пять над полом.
Где-то был активирован магический барьер.
Севендик посмотрела на Голта, и он увидел через глазные разрезы в её маски, как она задумчиво нахмурила брови.
– Думаешь, они направились в хранилище и активировали одну из магических ловушек мастера Коримсона?
– Ну… они отчасти явились сюда из-за денег, – протянул Глот, пытаясь понять сколько правды было в этом утверждении.
– Даже так…
Севендик взяла алебарду у одного из своих гвардейцев и силой стукнула её древком об мраморный пол.
– Внимание! – крикнула она, с трудом перекрывая стоящий в помещении гвалт. – Нам необходимо попасть в хранилище банка! Первый кто туда доберётся – получит пятую часть богатств мастер Коримсона и беспроцентный кредит на круглую сумму!
Эта фраза произвела поистине магический эффект. Столпившийся вокруг них народ обрёл новый вектор движения и секунд через десять Глот остался стоять лишь в компании Севендик и её гвардейцев.
– Ты же знаешь, что в хранилище больше ловушек, чем в безопасном бункере губернатора Мерека?
Гвардейцы, повинуясь приказам Севендик, взяли Глота под стражу, но оружия у него пока не забирали. Глот посчитал это добрым знаком.
– Да, но я не вижу смысла самим выяснять их местоположение, – пожала плечами демоница. – И раз уж мы здесь, неплохо бы забрать из хранилища Коримсона долговую книгу и коробку с неофициальными расписками.
Последняя фраза была произнесена чуть ли не шёпотом. Глот сощурился.
– Я был о тебе лучшего мнения, Севендик.
– Ой, заткнись.

***

Чем дальше они продвигались, тем меньше они встречали на своём пути последствия активации ловушек. Пылающие газовые вентили, наполненные кислотой пустоты, ведущие неизвестно куда локальные дыры в пространстве, и, конечно же, старые добрые опускающиеся с потолка доски с шипами – каждая из ловушек забрала не одну алчущую богатств душу. Однако чем меньше им попадалось изувеченных тел, тем больше напряжение сковывало их разум. Либо они приближались к своей цели, либо никто из обуреваемой жадностью толпы сюда не добрался.
– Видишь, как изменился рисунок на стенах? – произнёс Глот, проводя рукой по стене. – Такое ощущение, что нижние этажи были построены задолго до того, как здесь возвели банк.
– Хочешь сказать, до банка здесь было что-то иное? – Севендик поднесла к стене факел. – А Банк Порочности просто возвёл здесь здание, чтобы не тратиться на фундамент?
– Это вполне в их духе, – признал Глот, вынуждаемый конвоирами идти дальше. – Но здесь что-то не так. И запах здесь какой-то знакомый…
– Мэм! – раздался голос одного из гвардейцев. – Здесь что-то написано!
Они подошли к каменной плашке, на которой были выдолблены надписи на старинном демоническом диалекте.
– «Здесь покоится архидемон Рагласт, член совета пяти, жрец старых богов, предатель демонов», – прочитала Севендик. – Могила? Какого хрена?!
– Это катакомбы… – пробормотал Глот. – Это катакомбы, нет, скорее подземный храм, и он соединен с шахтами! Так вот как там пахнет без трупной вони!
– Это смешно… шахты тянуться на многие мили, да, но чтобы одна из них вела в центр города…
– Ты не понимаешь, он был здесь раньше...
– Ладно, допустим, у Коримсона была своя шахта, и он вёл свою собственную золотодобычу. Подумаешь, как много он мог накопать за последнее время? Не думаю что много.
Они прошли ещё метров сто, и Севендик была вынуждена признать, что ошибалась.
Наконец-то они вышли в освещённое место. Помещение, в которое они попали, представляло с собой уходящий ввысь подземный купол с рядами каменных и деревянных стеллажей. На них покоились кладки жёлтых блестящих слитков, которые, без сомнения, были золотыми. Отдельно лежи пластины различных металлов, со странными маркировками. В центре помещения был расположен гигантский двухметровый кристалл, который размеренно пульсировал ярко-алым светом.
Впечатление портили около сотни окружённых фиолетовым сиянием субъектов, которые деловито набивали свои карманы золотыми слитками. Глот непонимающе смотрел на них, но стоило ему увидеть небритого и темноволосого мужчину...
– Ты! – вскрикнул он, выхватывая камы.
– Да ладно, вам, – улыбнулся Владин. – Как будто вы никогда не видели, как сотня неподконтрольных Миргято демонов обчищает секретное банковское хранилище.

7/Bladewitch vs Dragon Queen

Лезвие меча посвистело в двадцати сантиметрах от её головы, но волна красноватой энергии, окружавшая Джолин и её оружие, с лихвой восполнила эту неточность. Гильду словно приложило раскалённым докрасна боевым молотом, развернуло в воздухе, и ей пришлось потратить несколько секунд на то, чтобы стабилизировать полёт.
Она проигрывала эту битву. Размах её крыльев не позволял ей находиться в воздухе продолжительное время, да и к тому же высота для Джолин особых проблем не представляла – стоило ей оттолкнуться от земли или какой-либо твёрдой поверхности и она устремлялась вперёд, словно брошенное метательное копьё. Пока она двигалась лишь строго по прямой траектории, но Гильда не позволяла себе расслабляться, помня о том с кем сражается.
Тогда, в Ситейле, в последней битве против Анемона, Вьятт поддавшись гневу, воспользовался силой Миргято, и буквально уничтожил чудовищное создание. Вчетвером они никак не могли убить эту вечно регенерирующую массу из слизи и щупалец, а Вьятт просто разорвал её на кусочки одним ударом. Тогда он был похож на вулкан, готовый взорваться, и лишь льющиеся сверху потоки воды, её объятия и голос Рейны успокоили его и заставили вернуться к ним. Они предотвратили взрыв.
Джолин же сейчас была похожа на раскалённую магму. Сжигающую всё на своём пути, источающую жар и удушающие испарения магму. Тот секундный приток сил, который тогда испытал Вьятт, у Джолин был перманентным, но даже сейчас Гильда была уверена, что Мечеведьма сражается с ней не всерьёз.
Возможно, она просто старалась изо всех сил, чтобы не убить Гильду раньше времени. На земле Гильду поджидали демоны, готовые напасть на неё в тот момент, когда Джолин удастся прижать её к земле. Арбалетчики вели заградительный огонь, ассассины приделали к своим камам цепи и метали их в парящую демоницу, пытаясь зацепить её и притянуть к земле. Зажатая между двумя группами противников, без шанса на побег, Гильда решила пойти на рискованный шаг.
Разразившись оглушительным рёвом, она устремилась навстречу прыгнувшей Джолин, только для того, чтобы на полпути резко изменить траекторию, и спикировать к земле. Прямо в центр группы демонов, которые встретили её стрелами и камами. Одна кама с цепью обвилась вокруг её когтистой руки, а пара стрел и один арбалетный болт, отскочили от живота и груди, встретившись с проступающей чешуёй. Не снижая скорости, Гильда врезалась в землю, породив волну ядовито-зелёного пламени, которое выжгло всё в диаметре пятидесяти метров. Его сила была такова, что у поражённых демонов не было и шанса – плоть сошла с их костей ещё до того, как они поняли, что произошло, и они попадали на землю уже в качестве поеденных кислотой скелетов.
Когда пыль осела, выжившие смогли увидеть не только преобразившийся ландшафт. Стоявшая в центре неглубокого кратера Гильда теперь выглядела иначе. Размах её крыльев вырос в полтора раза, над головой возвышалась пара рогов, а в тех местах, где было порвано её платье, можно было разглядеть блеск чешуи.
– Никогда не думала, что вот так вот буду вспоминать дядю Шу Гота… – тяжело дыша, пробормотала Гильда, – но это действительно расслабляет.
– Это потому что все члены семьи Ире – полные психи, – раздался жизнерадостный голос, и Гильда увидела, как из облаков пыли появилась улыбающаяся Джолин. – Только сумасшедший будет расходовать энергию в таких количествах, чтобы прибить каких-то миньонов. Совсем отчаялась, а, Гильда?
Джолин была права, Гильда потратила на этот удар много сил. И хотя она была способна самостоятельно восстановить энергию, для этого ей придётся сфокусироваться. Ей нужно было время, а Джолин этого времени ей давать не собиралась.
– Ты последняя, кто может говорить мне о сумасшествии, – ответила демоница, потихоньку приседая, готовясь броситься на противницу. – Ну-ка, давай проверим, сколько голосов у тебя в голове ты слышишь?
Джолин споткнулась, но лишь на мгновение.
– Не могу сказать, сколько их, но они все говорят, что мне не следует тебя убивать, – Мечеведьма оскалилась. – Сразу. Им интересно, что ты себе ещё отрастишь. Может грудь покрупнее?
– Эй, а твоя демоническая перчатка вроде длиннее стала. Неужели рука заново отрастает?
– Дрянь!
– Сука!
Они одновременно ринулись друг на друга. Гильда уклонилась от удара мечом, скользнула в сторону, и нанесла рубящий удар кистью по руке, в которой Джолин держала свой клинок.
Атака достигла своей цели, и меч с жалобным звоном рухнул на землю. Однако Гильда не успела порадоваться этой маленькой победе, поскольку демоническая перчатка схватила её за один рог и силой рванула вниз, после чего ей в ухо врезалось колено Джолин.
Раздался резкий хруст, и Гильда почувствовала, как один из рогов треснул и отделился от её черепа. Жуткая боль пронзила её нервную систему, в глазах потемнело, но усилием воли Гильда преодолела её, осталась в сознании и нанесла удар наугад когтями.
Раздался железный лязг, и Гильда поняла, что задела перчатку Джолин, и сбила её удар с намеченной цели. Из-за чего демоническая перчатка Мечеведьмы врезалась Гильде в живот, послав её в полёт метров на десять.
Крылья помогли ей скорректировать падение и не рухнуть на спину. Гильда приземлилась на одно колено, и смогла погасить скорость, но и только. Удар о землю был сильным, и совсем не помог прояснить зрение.
– Надо же, Гильда. Можно сказать что тебе… – расплывчатый силуэт Джолин по-прежнему приближался, неотвратимо, словно сама смерть, – … обломали рога!
Возможно из-за того, что она смотрела на Джолин снизу вверх, всё остальное вокруг сумасшедшей сестры Вьятта начало плыть и терять очертание. Купол, в котором они сражались, так вообще начал мигать, будто он не мог понять, нужно ему существовать или нет.
Погодите. Купол.
Гильда вздрогнула.
«Волтер… маленький мерзкий сукин сын… ты всё-таки сделал это!»
Когти сами собой сомкнулись на оставшемся роге.
– Ничего страшного, – прорычала демоница, вырывая у себя второй рог. – Они молочные.
Повторная вспышка боли странным образом прояснила зрение. Держа свой рог обратным хватом, словно кинжал, Гильда прыгнула вперёд, резко сокращая расстояние между ними. Однако вместо того, чтобы броситься на Джолин как в прошлый раз, она ещё в прыжке сложила крылья, ушла в перекат, и, встав на корточки, вогнала рог в сочленения металлической перчатки. Джолин хотела контрактовать, но демонический конструкт заклинило, поэтому она пропустила следующий удар. Однако она смогла дёрнуться в сторону, и он, вместо того чтобы прийтись на левую часть грудины, попал ей в плечо. Издав сухо смешок, Джолин отпрыгнула назад, одновременно подобрав валяющийся на земле меч.
Но Гильды уже здесь не было. Вновь расправив крылья, она устремилась в воздух, к границе магического купола-барьера, который через несколько секунд мигнул и вообще перестал существовать.
С ликующим криком Гильда вырвалась из ловушки, стараясь не замечать привкуса крови во рту. Раз в шахты ей теперь был вход заказан, нужно было лететь ко второй по важности цели их плана.
Однако ликование длилось не долго. Обернувшись чтобы посмотреть на то, как Джолин бесится внизу на земле, она увидела как та, облекшись в кроваво-красную ауру, с ярко-зелёным блеском в глазах, устремилась за ней.
Мечеведьма не собиралась так просто её отпускать.

8/Those who fight

– Вы! Вы хоть знаете, что сделали?!
Гнев Глота был настолько велик, что конвоирующее его солдаты отшатнулись, опасаясь его кам, лезвия которых со свистом рассекли воздух.
– Ну, я знаю, что я сделал, – ответил Владин, – но могу предположить, что тебя это не очень радует.
Коммандер ринулся вперёд, словно не замечая толпы демонов стоящих у него на пути, но его остановили скрещённые алебарды конвоиров.
– Не радует?! Ты уничтожил мою карьеру! Мою жизнь! ТЫ.
– Что за шум? – раздался новый голос.
Мигающий кристалл престал мигать, и внезапно центр помещения оказался занят прозрачной пятиметровой фигурой в плаще с капюшоном. Источая красный свет, светящиеся глаза окинули присутствующих таким взглядом, словно они были для него обычными насекомыми.
– У кого хватило наглости беспокоить мой сон? Где Коримсон? Где моё ежедневное подношение? Ты! – фигура ткнула пальцем в ближайшего гвардейца. – Почему ты не падаешь на колени при виде архидемона Рагласта!
Тот не успел ничего сказать, вздрогнул и на глазах у всех просто усох, когда как фигура сама названого архидемона стала плотнее и не такой прозрачной.
Оставшиеся гвардейцы в надежде посмотрел на своего коммандера, и Севендик с фальцетом приказала:
– Всем спрятаться за стеллажи!
Солдаты подчинились, и утаскиваемый конвоирами ошарашеный Глот заметил, что фиолетовые демоны сделали то же самое.
– Какого хрена! – паникуя, пробормотал один их конвоиров. – Мертвые должны лежать в земле, а не высасывать души из живых! И вообще, наши души принадлежат Миргято. По какому праву!
Силуэт усыхающего гвардейца мелькнул перед глазами Глота, и со щелком в его голове всё внезапно встало на свои места.
– Коримсон! – прошипел он. – Этот больной ублюдок! Все эти рабы, которых мы каждый день сгоняли в шахту, они были едой для этого призрака! Всё это время он спокойно себе собирал втрое больше, чем шахты города, объедая всех нас! А сегодня это чудовище не получило своей порции душ, потому что…
– Вот надо было тебе пропускать плановую очистку шахт, – проворчала Севедик.
– Если вы черви, думаете, что можете от меня спрятаться, то вы сильно ошибаетесь! Восстаньте слуги мои, и приведите мне тех, чьи души станут мне подношением!
Красный свет, исходящий от архидемона, стал пузыриться, обретать форму и разделяться на множество частей. Вскоре десятки рогатых духов-демонов, полупрозрачных-полуматериальных стали прочёсывать ряды с золотыми слитками, и не прошло и минуты, как они не наткнулись на своих жертв.
Завязалась схватка. Слуги Рагласта получали ранения и истекали кроваво-красной эссенцией, но они не были смертны и раны их постепенно затягивались, чего не скажешь о гвардейцах Севендик и демонах Владина. Каждое живое существо, которое вытягивалось из укрытия слугами-призраками, попадало в поле зрения Рагласта и мгновенно иссыхало.
Это конец. Глот не знал, как им отсюда выбраться. Он закончит свою жизнь окружённый золотом, призраками и умирающими солдатами, и он так и не сказал Севендик, какая у неё потрясающая за-
– Эй! – внезапно раздался голос темноволосого небритого мужчины. – Кудир! Прости, что приходиться взывать к тебе, но тут кое-кто хочет с тобой поговорить!
Раздался хлопок, словно воздух, который до этого спокойно занимал своё место, внезапно был вытеснен чем-то, чего раньше здесь не было. Окружённая фиолетовыми миазмами гигантская фигура ростом с Рагласта, расправила плечи и хлопнула в ладоши, отбрасывая на пару метров слуг-призраков.
– Кто смеет… – начал громоподобный голос, но затем фиолетовая фигура увидела своего кроваво-красного соперника, и, наклонив голову в бок, решила убавить громкость до приемлемого уровня.
– Надо же, Рагласт. Ты потолстел.

***

В ушах свистел ветер, а раны на голове горели, словно ним приложили горящую кочергу. Летя на предельной скорости, Гильда выкладывалась на полную, пытаясь сбросить свою преследовательницу до того как она сможет её настигнуть.
Но Джолин не отставала. Даже больше – поскольку объем её тела (в сравнении с расправившей крылья Гильдой) был не так велик, сопротивление воздуха для неё было не так заметно, и она постепенно сокращала дистанцию до своей цели.
«Нечестно! У неё даже нет крыльев! Как она летать может?!»
Но на самом деле вопрос бы не в этом. Вопрос был в том, что ей дальше делать.
Она могла продолжить лететь в том же направлении и сбежать из города, бросив всех, и постараться увести за собой Джолин.
Она могла ринуться к земле и постараться затеряться на улицах города.
Или же она могла постараться достигнуть своей собственной цели.
Сжав зубы, и стараясь не замечать того, как её тело начало ломаться от напряжения, Гильда повернула к Шпилю Ужаса.

***

– Эти твари рвут моих лучников на части! – прокричал голос демон-коммандера, когда Сперас в очередной раз обезглавила слугу-призрака, который, тем не менее, не переставал тянуть к ней свои полупрозрачные когтистые лапы.
– Ради всего несвятого, женщина! – ответила Сперас на этот призыв о помощи. – Просто прикажи им залезть на стеллажи, пусть обстреливают их сверху! А солдаты с алебардами защищают подходы к ним, раз уж большой и толстый архидемон занят сражением с равным соперником!
– Я не толстый! – обижено вскрикнул Рагласт, и в результате пропустил магический заряд Кудира в плечо. Два архидемона продолжали обмениваться ударами, при этом ведя разговоры на возвышенные и не совсем понятные остальным темы. Но даже с учётом того, что они и демоны-гвардейцы получили больше свободы действий, слуги-призраки продолжали наседать на них так, словно им не было конца. В этом и заключался корень проблемы.
– Владин! – окликнула она обладателя демонической руки. – Нас надолго не хватит!
– Я открыт для предложений, Ринн! – ответил он, разряжая дробовик в толпу призраков, превращая их в облака разрозненных конечностей. – Но из-за этой сутолоки я никак не могу собрать мысли в кучу!
Сперас бы закатила глаза, будь у неё на это время. Вместо этого она крутанулась и, отбросив от себя с десяток противников, раздражённо прокричала.
– Большая мигающая красная штука, которая так и просит, чтобы её разбили?! Серьёзно, Владин?!
– Оу, – Владин на мгновение замер. – Действительно.
Закинув дробовик за спину, он приказал двум своим демонам, не подпускать к себе призраков, после чего его рука легла на кобуру о вторым, ещё не разряженным пистолетом…
… и достала оттуда желтый банан.
– Очень смешно, МакСтилли, – поражённо пробормотал Владин. – Очень смешно.
– Проклятье, Владин! Что с тобой сегодня! ОН ЖЕ ВЗРЫВАЕТЬСЯ!
Понимая, что чтобы он не сказал, лицо уже не спасти, Владин просто примерился и швырнул визитную карточку Бена поближе к Кристаллу. Хлопок, с которым он разорвался по уровню грохота и близко не стоял рядом с магическими атаками двух архидемонов, но эффект произвёл впечатляющий – Рагласт дико взвыл, и пропустил ещё пару ударов от Кудира.
Начало было положено, но затягивать решение этого вопроса совершенно не хотелось. Владин взглядом отыскал нужного демона в этом переполохе и прокричал:
– Эй! Мелкий! Большая красная штука! Взять!
Маленький рогатый демон, который только закончил выгрызть призраку его лицо, подпрыгнул, сделал кувырок в воздухе, и радостно бросился вперед, словно выпущенное из пушки ядро.
Фиолетовая молния столкнулась с пылающим ярко-красным кристаллом и оба исчезли в ослепительной вспышке.
– НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! – прокричал Рагласт, опускаясь на колени перед разбитым кристаллом, чем и воспользовался Кудир, ударив своего противника по спине сцепленными в замок руками.
– Передавай от меня привет Миргято, – расхохотался фиолетовый архидемон. – Я думаю, она будет рада тебя видеть.
С жалобным криком, совсем неподобающим для его роста и звания, Рагласт утратил очертания и исчез, словно он был обычной игрой света. Слуги последовали за ним.
Несколько секунд все просто стояли, пытаясь перевести дух. Исключением были Владин и Сперас, которые с широко распахнутыми глазами наблюдали, как по вершине купола начали расползаться крупные трещины.
– А мне казалось, что Ситейл научил меня уже не доверять пещерам, – пробормотал Владин, прикидывая, как бы побыстрее добраться до выхода.

***

– Вижу, ты, наконец, перестала убегать, – радостно улыбнулась Джолин, зависнув в воздухе прямо перед цепляющейся за среднюю секцию Шпиля Гильдой. – Неужели выдохлась? Или хочешь предложить мне прибить твои бренные останки к нему, чтобы ты воссоединилась со своим дедом?
– Вовсе… нет… – тяжело дыша, ответила Гильда. – Просто хочу проверить одну теорию. Ты же знаешь, что души ангелов после смерти отправляются к Агалат, души демонов – к Миргято… а куда деваются души драконов?
– Точно выдохлась, и тянешь время, пытаясь накопить энергию, – покачала головой Джолин, вытаскивая из ножен меч. – Ну, да ладно. Куда же?
– Валдис кое-что мне поведала на эту тему, – слабо улыбнулась Гильда. – Видишь ли, для каждой души есть свой центр притяжения. Есть свет, есть тьма… есть люди… а некий Мердок Ире считал, что для драконов таким центром притяжения стану я. ВЗЯТЬ!
Это слово ещё не успело сорваться с её губ, как один из прибитых к шпилю драконьих скелетов вырвался из камня, и, словно подчиняясь воле Гильды, бросился на Джолин, запирая её в клетке из зубов, которую собой представлял его череп.
Затем голова скелета налилась красным светом, и его разнесло на кусочки, открывая взору Гильды улыбающуюся Мечеведьму.
Но и сама Гильда не теряла время. Вокруг неё уже был сформирован доспех из нескольких драконьих скелетов.
«Не надо, маленькая моя», – раздался голос в её голове. – «Тебе ещё рано с ней драться».
Гильда ухмыльнулась.
«В отличие от тебя, дедушка, я знаю, что нужно делать с противником, превосходящим тебя по силе».
– ГРАААААА! – закричала она и бросилась Джолин, которая взмахнув мечом, устремилась ей на встречу.
Вот только на середине пути, драконьи кости расступились, выпуская Гильду из своих объятий, и ограничивая поле зрения Джолин, которая не уже не усевала затормозить.
И потому она на полной скорости врезалась в Шпиль Ужаса, и в результате прошибла массивную каменную конструкцию насквозь.
– Посмотрим, как ты объяснишь это Красной Смерти! – донёсся смех Гильды, и Мечеведьма запоздало поняла, что вся та гигантская масса из камня сейчас в данный конкретный момент падает на город.
– Ах ты ж драконотрахнутая сука, – процедила Джолин сквозь зубы и одним мощным, полным ярости ударом разнесла гигантскую наковальню смерти в каменный дождь.
Ущерб был минимизирован настолько, насколько это было возможно, но не это сейчас её не волновало. Джолин взглядом нашла Гильду которая стояла на крыше одного из зданий в компании неизвестного ей мага. Драконьи кости, что до этого были преобразованы ей в доспех, сейчас исчезали, как если бы её поглотитель энергии разбирал их на составляющие и забирал внутрь себя.
Когда исчезла последняя кость, маг стукнул посохом о крышу, и они исчезли из вида.
Джолин медленно выдохнула и бросила взгляд на уполовиненный Шпиль Ужаса, который более таковым не являлся, а также на учинённый ей разгром.
– Всё равно он мне никогда не нравился.

@темы: игры, творчество, фанфики

URL
Комментарии
2016-03-27 в 13:30 

lt.Day
I prepared Explosive Runes this morning © V
9/Epilogue

читать дальше

URL
2016-03-27 в 13:44 

Star-stealing Rogue
don't let the blues make you bad © Frank Sinatra


Я факинг лав зис стори!! Она великолепная, интересная, захватывающая, и ДЖОЛИН! И ГИЛЬДА! И ВЛАД! И ВСЕ! Ты, как всегда, пишешь настоящую историю, а не просто фанфик! Твои герои живые и интересные, и я переживала за них, как за родных) И драка Гильды и Джолин просто мозговзрывающая! Я все руки искусала себе, пока читала! И Кудир крут!) Ты создал целый логический город с инфраструкторойТ_Т Ты правда талантище, я обожаю все твои тексты. Пиши еще!)

2016-03-27 в 13:49 

lt.Day
I prepared Explosive Runes this morning © V
Star-stealing Rogue, awwwwwwwwww, спасибо )))

Очень рад, что тебе понравилось )

URL
   

Unlimited Clone Works

главная